Морская шутка

А ветер – он не приручаем,

и не виновен, что он – ветер,

что лучше нет его на свете

для тех, кто в нём души не чает,

что паруса больны, угрюмы,

в них жизнь чуть теплится без ветра,

и глубоки печали метры –

пусть золотом набиты трюмы…

 

Но что изменится в природе,

едва ли угадаешь это –

так ветер явится с рассветом,

вначале осторожный вроде,

потом окрепнет, расшалится

и схватит паруса в объятья –

они раздуются, как платья,

а после – полетят, как птицы!

 

В зимнем бору

Какое небо акварельное —
совсем размыты облака!
Берёзка, барышня кисейная,
нежна средь елей и хрупка,

в густом игольчатом свечении
дрожит, совсем обнажена…
Как будто в строгом заточении
томится светлая княжна.

Бабочка

Утром я проснулась от шелеста крыльев. Кто-то летал по квартире. Ангел? Я что, ещё сплю? А, это же вчера мы с бабочкой подружились!

…На кухне весь день окно было настежь распахнуто. В летнюю жару спасает воздушный коктейль, который смешивает иногда снисходительный бармен-ветерок, то появляющийся, то лениво отдыхающий рядом на высоте моего десятого этажа. Вот вечером прямо через это окно нарядная гостья и пожаловала «на огонёк». Я сначала полюбовалась красавицей, а потом, решив, что она ошиблась адресом, стала предлагать ей улететь на волю, пыталась подсказать, подставляя руку, чтобы она села, а я бы направила её движение на вылет. Но бабочка обиженно спряталась под тарелку плафона потолочного светильника и даже сделала вид, что умирает — помахала крыльями и затихла, распластавшись на горячем стекле. Короче, обиделась смертельно! Я побежала выключать свет, чтобы она не обожглась.

Слава Богу, всё с моей новой подружкой было в порядке. Она прилетела к моему изголовью, когда я перед сном читала, лёжа на диване. Бабочка долго кружила около зажженного бра, а когда я, настроив будильник в телефоне, выключила светильник, любопытная гостья спустилась к ещё горящему экрану мобильника, будто проверяя, на какое время я поставила будильник. Она ещё пошуршала над гаснущим экраном, потом у моего уха, похоже, по-своему прошептала «спокойной ночи». Всеми своими повадками эта настойчивая гостья мне вдруг напомнила любимого и единственного сына…

 

А потом он мне в эту ночь и приснился, после долгого перерыва, и во сне я поняла, что у него там, на небесах, всё хорошо…